Параноидальное расстройство

Параноидальное расстройство личности

Как правило, первые «звоночки» о наличии данного заболевания проявляются в детстве гипертрофированной чувствительностью к неудачам и сильной обидчивостью. К 25 годам симптомы психопатии становятся ярко выраженными и несут большие проблемы как самому страдающему ею человеку, так и окружающим. Поэтому такую болезнь необходимо лечить, а занимаются этим психиатры и психотерапевты.

Причины

Параноидное расстройство личности в одинаковой степени встречается и у мужчин, и у женщин. Оно может проявиться у человека, среди родственников которого имеются больные шизофренией или имевшего в детстве коммуникативные ограничения (жившего в семье эмигрантов, глухих, при строгом тоталитарном режиме и т.п.). Насколько распространено данное заболевание в мире сведений не имеется.

Причин, способствующих развитию параноидной психопатии, несколько:

  1. Эволюционная теория. Согласно ее последователям, выжить в любую эпоху помогает именно подозрительность. Сосредоточение на утверждении, что выживет лишь сильнейший, делит мир строго на своих/чужих, черное/белое – это и становится фундаментом паранойи.
  2. Наследственная теория – заболевание передается генами от поколения к поколению.
  3. Психоаналитическая теория. Если индивид рос в семье, где его излишне опекали, наказывали физически за любую провинность, унижали, много от него требовали, то он находится в группе риска.

Параноидная личность

Люди, страдающие параноидальным расстройством личности, совершенно не понимают шуток – у них нет чувства юмора. Они неспособны переживать любые неудачи, по любому поводу их переполняют негативные эмоции. К благосклонным отношениям эти индивиды относятся подозрительно, потому то и нормальные, дружеские отношения им создать не удается. При этом такой человек вполне активен, не может долго усидеть на одном месте.

Психиатр Петр Борисович Ганнушкин, описывая своих пациентов, утверждал, что параноидальные личности мыслят однообразно, нелогично, «перекручивая» все по-своему. Критику они не приемлют в силу своей завышенной самооценки. Параноики реагируют на нее резко физической агрессией, руганью, затаивают злость и обиду надолго.

Коллеги, близкие и друзья параноика страдают от его негативизма. Очень тяжело состоять в близости или браке с таким человеком, так как он постоянно давит патологической подозрительностью и вытекающей из нее ревностью.

Параноики обладают такими характерными чертами:

  • отрицательной эмоциональностью;
  • сверхбдительностью;
  • инфантильностью;
  • во всем видят негативные стороны;
  • односторонним мышлением;
  • завышенной самооценкой;
  • конфликтностью;
  • агрессивностью;
  • повышенной активностью;
  • педантичностью.

П.Б. Ганнушкин как основу параноидного расстройства личности выделил формирование сверхценных идей, а самой распространенной из них является убежденность пациента в своей гиперзначимости. Индивид думает только об этом, не в состоянии переключиться на что-то другое, не может управлять собственными мыслями, когда как они «рулят» его разумом. На основании этого ученый предложил классифицировать параноиков по преобладающим сверхценным идеям: фанатик, сутяжник (кляузник, кверулянт), изобретатель, и т.д.

Люди с параноидным расстройством личности к своему здоровью относятся пренебрежительно. Получив диагноз какой-либо соматической болезни, они не принимают никаких мер к выздоровлению: отказываются пить выписанные лекарства и следовать рекомендациям врача. Так сказывается их представление о плохом отношении кого бы то ни было к своей личности.

Существует и классификация параноидальных личностей по типу нервной системы (по Эрнсту Кречмеру, немецкому психологу и психиатру):

  1. Сенситивный параноик— несчастный человек, жертва (так он сам считает). Окружающие, по его мнению, относятся к нему со злобой, несправедливо, чувствуют в нем врага. Он неуверен в своих силах, замкнут, раним, имеет низкую самооценку, сильно переживает неудачи, критичен, но время от времени в нем вспыхивает чувство собственного достоинства. Страдающий данным видом психопатии накапливает в себе негативные эмоции, которые могут внезапно вырваться наружу неадекватными действиями: нанесение увечья себе и побоев другим.
  2. Экспансивный параноик— весьма самоуверен, лидер, а тех, кто с ним не согласен, считает опасными. Подозрителен, возбудим, напорист, агрессивен. Он вполне доволен собой, считает себя исключительным, идеалом, совершенством, не признает указаний на недостатки, считает себя лучшим в определенном деле и строит успешную карьеру лишь чтобы остальные завидовали и восхищались им. Такого человека можно назвать «двужильным» — он практически никогда не устает, активен в любой момент, настроение всегда повышенное.

Симптоматика

Как уже упоминалось, параноидальное расстройство личности начинает проявлять себя в детстве. Первые ее признаки: прямолинейность, стереотипное мышление, недоверчивость. Ребенок часто вступает в выяснение отношений со сверстниками, обижается, запоминается обиды и старается за них отомстить. Чувства и потребности других людей его не интересует.

После 20 лет жизни параноику становится трудно приспосабливаться к изменениям, он начинает видеть жизнь исключительно в черно-белых тонах, да и мыслить также. Ему кажется, что люди вокруг него настроены враждебно, хотят присвоить его достижения и имущество. Его «грызут» сомнения в верности друзей и партнера, ревность.
Больной каждое слово и дело окружающих считает наполненным вредным для него скрытым смыслом. К примеру: дети в квартире наверху громко топают, так как этому их научили родители специально, чтобы досадить соседу снизу.

Страдающий параноидным расстройством чувствителен к оскорблению и причинению ущерба, даже если ему было принесено извинение за это. Даже самый маленькая обида с его помощью вырастает в большой конфликт и непримиримую вражду.

Если к параноику отнестись неуважительно или ему покажется таковое, то последует мгновенная «ответка» в виде вспышки гнева или контратаки. Подозрительность не позволяет такому человеку делиться с близкими намерениями или чувствами, чтобы никто не смог воспользоваться полученной информацией против него.

Параноики подозревают окружающих в разных страшных проступках, истолковывая их поведение с использованием своей фантазии. Они могут даже построить вполне логичное подтверждение своим утверждениям, убедив слушателя в неоспоримости выдуманных им фактов.

Эмоции у больных сильные, но однобокие: превалируют недовольство, разочарование, гнев, раздражительность. Отзывчивость, теплота и чувство юмора им чуждо. Они любят только себя, их восхищения заслуживает обладание властью, сила, а презрения – слабость.

Формируется гиперценная навязчивая идея (об этом говорилось выше). Она становится целью, причем совершенно не важна ее объективность или субъективность, хотя может быть и совершенно абсурдна – по мнению параноика, это является общественно важным. То есть, человек готов до конца бороться за общественное благо в своем личном представлении, проявляя своего рода мессианство. При достижении цели ему нужно лишь признание заслуг, а не радость за принесение обществу какой-либо пользы. Главное – чтобы его назвали незаменимым и весьма нужным.

Работают параноидальные личности усердно, но если трудовая деятельность совпадает со сверхидеей. Никакой критики они не воспринимают, так как считают себя экспертами и большими специалистами в определенной теме. Компромисс с коллегами, равными по должности или ниже, исключен, хотя возможны незначительные уступки начальству.

Окружающие люди, даже близкие, по мнению больного, должны всячески способствовать достижению его цели, для своей выгоды он часто использует ложь и манипуляции.

В истории было множество людей с характерными паранойяльным признаками: Ленин, Петр Первый, Томас Эдисон, Бобби Фишер.

Итак, перечислим основные признаки параноидного психоза:

  • провокация конфликта;
  • идеализация себя;
  • неадекватное восприятие критики;
  • замкнутость в себе;
  • недовольство всем и вся;
  • навязчивое желание бороться за свои права где бы то ни было;
  • принятие «близко к сердцу» ошибок, неудач;
  • патологическая ревность, недоверчивость;
  • поиск негатива в словах и делах других людей;
  • стремление все фокусировать на себе;
  • преувеличение собственной значимости.

Терапия

Диагноз «параноидное расстройство личности» ставят на основании характерных этому заболеванию особенностей, наблюдающихся у пациента на протяжении всей его жизни. Психиатру следует исключить наличие бредового расстройства, параноидальной шизофрении, последствия органического патологии головного мозга, травм черепа, наркомании и алкоголизма.

Для лечения расстройства используются в комплексе медикаменты и психотерапия. В качестве препаратов выписываются седативные средства, транквилизаторы, антипсихотики. Однако так как это негативно воспринимается пациентом в силу его подозрительности (отказ от приема, жалобы на неэффективность), то курсы назначают обычно очень короткими.

Для проведения успешной психотерапии специалисту требуется установить доверительные, откровенные отношения с пациентом, чтобы выбрать подходящую методику. Это может быть психотерапия поведенческая, психоаналитическая или глубинная психоаналитическая терапия Юнга.

Такое лечение длится достаточно долго, так как негативистская жизненная позиция больного не дает нормально взаимодействовать с врачом. Поэтому последнему нужен большой опыт и терпение. Параноик агрессивно относится к специалисту, выплескивает на него отрицательные эмоции, но это нужно выдержать и сделать все возможное, чтобы пациент осознал и переоценил искусственно вызванный им конфликт, погасил агрессию и избавился от сверхценной идеи.

Ведется работа и с родственниками. Их следует научить переводить в юмористическую сторону наступающий конфликт, делать так, чтобы в жизни пациента было как можно больше позитива, избегать критических замечаний в сторону больного.

К сожалению, полностью вылечить параноидальное расстройство не удастся. С возрастом его симптомы становятся сильнее, но если вовремя начать терапию и она будет адекватной, профессиональной, то достичь устойчивой ремиссии вполне возможно.

Паранойяльный синдром. Первичный систематизированный бред толкования различного содержания (ревности, изобретательства, преследования, реформаторства и др.), нередко существующий как моносимптом при полном отсутствии других продуктивных расстройств. Если же последние возникают, то бывают расположены на периферии паранойяльной структуры и сюжетно подчинены ей. Характерны паралогическая структура мышления («кривое мышление»), бредовая детализация. Способность к правильным суждениям и умозаключениям по вопросам, не затрагивающим бредовые убеждения, заметно не нарушается, что указывает на кататимные (то есть связанные с неосознаваемым комплексом аффективно окрашенных представлений, а не общим изменением настроения) механизмы бредообразования. Могут иметь место нарушения памяти в виде бредовых конфабуляций («галлюцинаций памяти»). Встречаются, кроме того, галлюцинации воображения, содержание которых связано с доминирующими переживаниями. По мере расширения бреда все более широкий круг явлений становится объектом патологических трактовок. Наблюдается также бредовая интерпретация прошлых событий. Паранойяльный синдром возникает обычно на фоне несколько повышенного настроения (экспансивные бредовые идеи) или субдепрессии (сенситивные, ипохондрические бредовые идеи). Содержание бреда на отдаленных этапах развития может приобретать мегаломанический характер. В отличие от парафрении бред продолжает оставаться интерпретативным и по своим масштабам не выходит за рамки принципиально возможного в действительности («пророки, выдающиеся первооткрыватели, гениальные ученые и писатели, великие реформаторы» и т. д.). Различают хронический, существующий на протяжении ряда и даже десятков лет, и острый варианты паранойяльного синдрома. Хронический паранойяльный бред чаще всего наблюдается при относительно медленно развивающейся бредовой шизофрении. Бред в таких случаях обычно монотематичен, Не исключается возможность того, что существует самостоятельная форма болезни — паранойя. Острые, обычно менее систематизированные паранойяльные состояния встречаются в структуре приступов шубообразной шизофрении. Бредовая концепция при этом является разрыхленной, неустойчивой и может иметь несколько разных тем или центров кристаллизации ложных суждений.

Некоторые авторы считают оправданным разграничение паранойяльного и параноического синдромов (Завилянский с соавт., 1989). Параноическим называют хронический систематизированный сверхценный бред (с началом со сверхценных идей), возникающий под влиянием ключевой для пациента психотравмирующей ситуации. К развитию бреда располагают паранойяльные и эпилептоидные особенности преморбидной личности конституционального, постпроцессуального либо органического генеза. Механизмы бредообразования связывают скорее с психологическими, нежели биологическими нарушениями — «психогенно-реактивное» бредообразование. Параноический синдром в такой интерпретации уместно рассматривать и в рамках патологического развития личности.

Параноидный или галлюцинаторно-параноидный синдром. Включает бредовые идеи персекуторного содержания, галлюцинации, псевдогаллюцинации и другие явления психического автоматизма, аффективные нарушения. Различают острые и хронические галлюцинаторно-параноидные синдромы.

Острый параноид — острый чувственный бред преследования (в виде бреда восприятия) конкретной направленности, сопровождающийся вербальными иллюзиями, галлюцинациями, страхом, тревогой, растерянностью, неправильным поведением, отражающим содержание бредовых идей. Наблюдается при шизофрении, интоксикационных, эпилептических психозах. Острые параноидные состояния могут возникать также в особых ситуациях (длительные переезды, сопряженные С бессонницей, алкогольной интоксикацией, эмоциональным напряжением, соматогениями) — дорожные или ситуационные параноиды, описанные С. Г. Жислиным.

Острый галлюцинаторно-параноидный синдром — острый чувственный бред персекуторного содержания, возникающий на фоне страха, растерянности и сочетающийся с псевдогаллюцинациями, другими явлениями психического автоматизма. Чаще встречается в структуре приступов шубообразной шизофрении, при атипичных алкогольных психозах.

Хронический галлюцинаторно-параноидный синдром (синонимы: синдром Кандинского-Клерамбо, другие эпонимы, синдром психического автоматизма, синдром вторжения, депоссионный синдром, ксенопатический синдром, синдром паразитизма, синдром влияния, синдром внешнего воздействия, синдром отчуждения, синдром овладения, полифрения, ядерный синдром) — различие в названиях отражает несходство во мнениях их авторов относительно того, какие нарушения следует считать определяющими структуру синдрома: психические автоматизмы, расстройства самосознания, переживание открытости или бредовые идеи физического и психического воздействия.

Психические автоматизмы — в своей завершенной форме представляют собой переживание насильственности, вторжения, сделанности собственных психических процессов, поведения, физиологических актов. Различают следующие виды психических автоматизмов.

Ассоциативный или идеаторный автоматизм — нарушения мыслительной деятельности, памяти, восприятия, аффективной сферы, протекающие с переживанием отчуждения и насильственности: наплывы мыслей, безостановочное течение мыслей, состояния блокады мыслительной деятельности, симптомы вкладывания, чтения мыслей, симптом разматывания воспоминаний, псевдогаллюцинаторные псевдовоспоминания, внезапные задержки воспоминаний, явления образного ментизма и др. К проявлениям идеаторного автоматизма относятся, кроме того, слуховые и зрительные псевдогаллюцинации, а также целый ряд аффективных нарушений: «сделанное» настроение, «наведенный» страх гнев, экстаз, «вызванные» печаль или равнодушие и др. К данной группе автоматизмов примыкают «сделанные» сновидения. Включение слуховых вербальных и зрительных псевдогаллюцинаций в группу идеаторных автоматизмов обусловлено их тесной связью с процессами мышления — вербальных псевдогаллюцинаций со словесным, а зрительных — с образным формами мышления.

Сенестопатический или сенсорный автоматизм — разнообразные сенестопатические ощущения, появление которых больные связывают с воздействием внешних сил. Кроме того, сюда относятся обонятельные, вкусовые, тактильные и эндосоматические псевдогаллюцинации. К сенсорному автоматизму причисляются различные изменения аппетита, вкуса, обоняния, полового влечения и физиологических потребностей, а также нарушения сна, вегетативные расстройства (тахикардия, повышенная потливость, рвота, диар-рея и др.), «вызванные», по мнению пациентов, извне.

Кинестетический или моторный автоматизм — побуждения к деятельности, отдельные движения, действия, поступки, выразительные акты, гиперкинезы, возникающие с переживанием насильственности. Рецептивные процессы также могут протекать с явлениями сделанности: «Заставляют смотреть, слушать, нюхать, смотрят моими глазами…» и др.

Речедвигательный автоматизм — феномены насильственного говорения, письма, а также кинестетические, вербальные и графические галлюцинации.

Формирование психических автоматизмов совершается в определенной последовательности. На первом этапе развития идеаторного автоматизма появляются «странные, неожиданные, дикие, параллельные, пересекающиеся» мысли, чуждые по содержанию всему строю личности: «Я так никогда не думаю…». Одновременно могут возникать внезапные обрывы нужных мыслей. Отчуждение касается содержания мыслей, но не самого процесса мышления («мысли мои, только очень странные»). Затем утрачивается чувство собственной активности мышления: «Мысли наплывают, идут сами по себе, текут безостановочно…», либо возникают состояния блокады мыслительной деятельности. В дальнейшем отчуждение становится тотальным — чувства принадлежности мыслей собственной личности утрачивается полностью: «Мысли не мои, думает кто-то во мне, в голове мысли других людей…». Наконец, возникает чувство, будто мысли «Идут со стороны, внедряются в голову, вкладываются…». Возникают «телепатические» контакты с другими людьми, появляется способность непосредственно читать мысли других, мысленно общаться с окружающими. Одновременно с этим больные могут утверждать, что временами их лишают способности думать или «вытягивают мысли», «воруют».

Развитие вербальных псевдогаллюцинаций может происходить следующим образом. Вначале возникает феномен звучания собственных мыслей: «Мысли шелестят, звучат в голове». Затем в голове начинает слышаться собственный голос, повторяющий мысли. Это можно бы назвать галлюцинациями внутренней речи. Содержание высказываний постепенно расширяется (констатации, комментарии, советы, распоряжения и др.), при этом голос «двоится, умножается». Далее в голове слышатся «чужие голоса». Содержание их высказываний становится все более разнообразным, оторванным от реальности и личности больных. Иначе сказать, отчуждение процесса внутреннего говорения также нарастает в определенной последовательности. Наконец, возникает феномен «сделанных, наведенных голосов». Голоса говорят при этом на самые разные, часто отвлеченные от личных переживаний темы, порою сообщают нелепые и фантастические сведения: «Голоса за ушами говорят на местные темы, а в голове — на государственные». Степень отчуждения сказанного голосами может быть, следовательно, различной.

Динамика кинестетического автоматизма в целом соответствует вышеописанной. Вначале появляются несвойственные ранее порывы к действиям, импульсивные влечения, совершаются странные и неожиданные для самих больных действия и поступки. Субъективно они воспринимаются как принадлежащие собственной личности, хотя и необычные по содержанию. Могут быть короткие остановки действий. В последующем действия и поступки совершаются без чувства собственной активности, непроизвольно: «Делаю, не замечая это, а когда замечу — трудно остановиться». Возникают состояния блокады или «паралича» импульсов к действию. На следующем этапе деятельность протекает с отчетливым переживанием отчуждения собственной активности и насильственности: «Изнутри толкает что-то, подсказывает, не голос, а какая-то внутренняя сила…». Эпизоды перерыва действий также переживаются с оттенком насильственности. На завершающей стадии развития моторных автоматизмов появляется чувство сделанности двигательных актов извне: «Моим телом управляют… Моими руками кто-то распоряжается… Одна рука принадлежит жене, другая отчиму, ноги — мои… Моими глазами смотрит…». С ощущением внешнего воздействия протекают состояния блокады побуждений к действиям.

Аналогичной может быть последовательность развития рече-двигательных автоматизмов. Вначале срываются отдельные слова или фразы, чуждые направлению мыслей больного, абсурдные по содержанию. Часто забываются вдруг отдельные слова или нарушается формулирование мысли. Затем утрачивается чувство собственной активности, сопровождающее речь: «Язык говорит сам по себе, скажу, а потом доходит смысл сказанного… Иногда заговариваюсь…», Или на короткое время- «язык» останавливается, не слушается». Далее возникает чувство отчуждения и насильственности по отношению к собственной речи: «Как будто не я говорю, а что-то во мне. Языком пользуется мой двойник, и я не в состоянии остановить речь…». Эпизоды мутизма переживаются, как насильственные. Наконец, возникает чувство внешнего овладения речью: «Моим языком говорят посторонние… Моим языком читают лекции на международные темы, а я в это время совершенно ни о чем не думаю…». Состояния потери спонтанной речи также связываются с явлениями извне. Развитие рече-двигательных автоматизмов может начинаться с появления кинестетических вербальных галлюцинаций: возникает ощущение движения артикуляционного аппарата, соответствующее речи, и представления о непроизвольном мысленном произношении слов. В последующем внутренний монолог приобретает вербально-акустический оттенок, появляется легкое шевеление языка и губ. На завершающем этапе возникают истинные артикуляционные движения с действительным произнесением слов вслух.

Сенестопатический автоматизм развивается обычно сразу, минуя определенные промежуточные этапы. Лишь в отдельных случаях до его появления можно констатировать феномен отчуждения сенестопатических ощущений: «Страшные головные боли, и в то же время кажется, что это происходит не со мной, а с кем-то другим…».

В структуре психических автоматизмов Клерамбо различал два вида полярных феноменов: положительные и отрицательные. Содержанием первых является патологическая активность какой-либо функциональной системы, вторых — приостановка или блокада деятельности соответствующей системы. Положительными автоматизмами в сфере идеаторных расстройств являются насильственное течение мыслей, симптом вкладывания мыслей, симптом разматывания воспоминаний, сделанные эмоции, наведенные сновидения, вербальные и зрительные псевдогаллюцинации и т. д. Их антиподом, то есть отрицательными автоматизмами могут служить состояния закупорки мыслительной деятельности, симптом отнятия, вытягивания мыслей, внезапные выпадения памяти, эмоциональных реакций, отрицательные слуховые и зрительные галлюцинации, возникающие с чувством сделанности, насильственное лишение сновидений и т. п. В сфере сенестопатического автоматизма это будут соответственно сделанные ощущения и вызванная извне потеря чувствительности, в кинестетическом автоматизме — насильственные действия и состояния задержки двигательных реакций, отнятие способности принимать решения, блокада побуждений к деятельности. В рече-двигательном автоматизме полярными феноменами будут насильственное говорение и внезапные задержки речи. По мнению Клерамбо, шизофрении более свойственны отрицательные феномены, особенно если заболевание начинается в молодом возрасте. В действительности положительные и отрицательные автоматизмы могут сочетаться. Так, насильственному говорению обычно сопутствует состояние блокады умственной деятельности: «Язык говорит, но я в это время ни о чем не думаю, нет никаких мыслей».

Расстройства самосознания, возникающие при синдроме психического автоматизма, выражаются явлениями отчуждения собственных психических процессов, переживанием насильственности их течения, раздвоенностью личности и сознанием внутреннего антагонистического двойника, а в дальнейшем чувства овладения внешними силами. Несмотря на очевидный, казалось бы, характер расстройства, у больных обычно отсутствует критическое отношение к заболеванию, что в свою очередь также может указывать на грубую патологию самосознания. Одновременно с нарастанием явлений отчуждения прогрессирует опустошение сферы личного «Я». Некоторые больные даже «забывают», что это такое. Психических актов, исходящих от имени своего «Я», не остается вовсе, отчуждение распространилось на все стороны «Я». Вместе е тем, благодаря присвоению, личность может «приобретать» новые способности и особенности, ранее ей не присущие. Иногда наблюдается феномен транзитивизма — не только пациент, но и другие (или в основном другие) являются объектом внешнего воздействия и разного рода насильственных манипуляций, собственные ощущения проецируются на окружающих.

Переживание открытости возникает с появлением разнообразных эхо-симптомов. Симптом эхо-мыслей — окружающие, по мнению больного, повторяют вслух то, о чем он только что думал. Галлюцинаторное эхо — голоса повторяют, «дублируют» мысли больного. Симптом звучания собственных мыслей — мысли «шелестят, звучат в голове, их слышат окружающие». Предвосхищающее эхо — голоса предуведомляют больного, о чем он услышит, что увидит, почувствует или сделает спустя некоторое время. Эхо действий — голоса констатируют поступки, намерения больного: «Меня фотографируют, протоколируют мои действия…».

Голоса могут повторять и комментировать побуждения и поведение, давать ему ту или иную оценку, что также сопровождается переживанием открытости: «Все про меня знают, ничего не остается при себе». Эхо письма — голоса повторяют; что больной пишет. Эхо чтения — голоса повторяют, о чем больной читает про себя. Эхо речи — голоса повторяют все сказанное больным кому-то вслух. Иногда голоса заставляют пациента повторить для них то, что он сообщил окружающим, или напротив, мысленно или вслух еще раз сказать о том, что он от кого-то услышал. Вышеупомянутые эхо-феномены могут иметь итеративный характер в виде многократного повторения. Так, у пациента (ему 11 лет) бывают эпизоды по два, три часа, когда сказанное другими людьми три, пять раз чужим голосом повторяется «в голове». Чаще повторяется одно какое-то слово. Во время повторений он хуже воспринимает происходящее, не может смотреть телевизор. Встречаются другие эхо-феномены. Так, речь окружающих может повторяться голосами со стороны или звучащими в голове. Голоса с внешней проекцией иногда дублируются внутренними. Переживание открытости может наблюдаться и при отсутствии эхо-симптомов, возникать самым непосредственным образом: «Чувствую, что мои мысли известны всем… Появилось ощущение, будто бог знает обо мне все — я перед ним, как раскрытая книга… Голоса молчат, значит подслушивают, что я думаю».

Бред физического и психического воздействия — убеждение в воздействии на тело, соматические и психические процессы различных внешних сил: гипноза, колдовства, лучей, биополей и т. п.

Помимо вышеописанных феноменов отчуждения при синдроме психического автоматизма могут возникать противоположные явления — феномены присвоения, составляющие активный или инвертированный вариант синдрома Кандинского-Клерамбо. В этом случае больные выражают убеждение в том, что сами оказывают гипнотическое воздействие на окружающих, управляют их поведением, способны читать мысли других людей, последние превратились в орудие их власти, ведут себя как куклы, марионетки, петрушки и т. п. Сочетание феноменов отчуждения и присвоения В. И. Аккерман (1936) считал признаком, характерным для шизофрении.

Различают галлюцинаторный и бредовый варианты синдрома психического автоматизма. В первом из них преобладают разнообразные псевдогаллюцинации, что наблюдается преимущественно в течение острых галлюцинаторно-бредовых состояний при шизофрении, во втором — бредовые явления, доминирующие при хронически текущей параноидной шизофрении. При хроническом шизофреническом бредообразовании интерпретативного типа на первый план со временем выходят ассоциативные автоматизмы. В структуре приступов шубообразной шизофрении могут преобладать сенестопатические автоматизмы. В люцидно-кататонических состояниях значительное место занимает кинестетические автоматизмы. Помимо шизофрении явления психического автоматизма могут возникать при экзогенно-органических, острых и хронических эпилептических психозах.

Парафренный синдром. Сочетание систематизированного или фрагментарного бреда преследования и воздействия, явлений психического автоматизма с образным мегаломаническим бредом грандиозного содержания, неправдоподобно нелепого и полностью оторванного от реальности (могущества, величия, богатства и др.), с экспансивным конфабулезом, бредовой деперсонализацией и зачастую несколько повышенным настроением. Парафренный бред может быть достаточно связным — систематизированная парафрения. Стройная, отточенная в деталях парафренная структура создается путем объединения последовательного ряда бредовых озарений и свидетельствует об известной интеллектуальной сохранности пациентов — признак, сближающий ее с паранойяльным синдромом. По аналогии с паранойей предполагается существование самостоятельной болезненной формы — парафрении. Парафренный синдром может возникать на основе прихотливо изменчивого бреда воображения — фантастическая парафрения и фантастических конфабуляций — конфабуляторная парафрения, галлюцинаций мегаломанического содержания — галлюцинаторная парафрения. Различают галлюцинаторный и бредовый варианты парафренного синдрома. Преобладание галлюцинаторных расстройств над бредовыми вообще указывает на более глубокое расстройство психической деятельности, нежели обратное их соотношение. Помимо того, выделяют острый и хронический варианты парафренного синдрома. На высоте острой парафрении с манихейским, метаболическим бредом, бредом особого значения и интерметаморфозы, возникающей обычно на фоне выраженных аффективных нарушений, может развиваться онейроидное помрачение сознания. Парафренные состояния, появляющиеся на фоне маниакального настроения, обозначают экспансивной парафренией, а на фоне депрессии — депрессивной парафренией. Вариантом последней считается синдром Котара.

Систематизированная и экспансивная формы парафрении, как полагают, более свойственны шизофрении (отдаленные этапы течения параноидной шизофрении, аффективно-бредовые приступы шубообразной шизофрении), конфабуляторная и фантастическая парафрении — органическим процессам и поздневозрастным психозам (сенильная парафрения).

Синдром Котара (меланхолическая парафрения). Фантастический бред нигилистического и ипохондрического содержания, формирующийся на фоне тревожно-депрессивного состояния и ажитации («все погибло, все люди мертвы, погибла жизнь, цивилизация, планета, вся Вселенная…»). Нередко включает бредовые идеи бессмертия. Больные утверждают, что обречены на бесконечные скитания и вечные мучения — симптом Агасфера. Синдром Котара относится к проявлениям инволюционной меланхолии.

Галлюцинаторные, синдромы. Галлюциноз — состояние, характеризующееся преобладанием галлюцинаций при отсутствии формальных признаков помрачения сознания. Наиболее часто встречаются вербальные галлюцинации, реже — зрительные, тактильные и обонятельные. Обычно доминирует один какой-нибудь вид галлюцинаций, значительно более редки их комбинации. Различают острый и хронический варианты галлюцинаторного синдрома (любого из перечисленных ниже).

Синдром острого вербального галлюциноза. Проявляется многочисленными слуховыми, часто сценоподобными галлюцинациями, порой связанными до такой степени, что может возникнуть ошибочное впечатление о наличии зрительных обманов восприятия. Наблюдаются также галлюцинаторный бред (бред, растворившийся в содержании слуховых обманов, либо проявляющийся бредовой оценкой последних; например, голоса угрожают убить или оцениваются пациентом как «подстроенные», «специальный эксперимент»), страх, растерянность, нарушения поведения. Встречается при шизофрении, интоксикационных, инфекционных психозах.

Синдром хронического вербального галлюциноза. Нередко развивается вслед за острым. На самом деле обманы слуха часто оказываются смешанным феноменом, обладающим признаками истинных (яркая сенсориальность, внешняя проекция) и ложных (сделанность, интимная связь с психическим «Я», бред воздействия) галлюцинаций. Одновременно могут сосуществовать галлюцинации и псевдогаллюцинации. Пациенты «сживаются» с галлюцинаторными персонажами, между ними складываются сложные отношения: конфликты, согласие, субординация, доверие. Чаще эти отношения носят антагонистический характер, причем пациент обычно оказывается в зависимом положении. Голосов бывает несколько. Так, у больной есть три голоса, они называют себя «А», «В» и «С». Голоса любят философствовать, спорить, поучать. Одно время они увлекались темой о любви, так что больной приходилось читать им книги только об этом. Они постоянно провоцируют больную совершать странные поступки. «Я-то знаю зачем — они дотят, чтобы меня считали ненормальной»,— объясняет она сама. Настроение голосов меняется: то они враждебны, то доброжелательны, иногда печальны. Поведение хронически галлюцинирующих больных в целом более упорядочено, нежели при остром галлюцинозе. Чаще отношение к голосам бывает двойственным, возможно появление критического отношения к обманам восприятия. Голоса сами могут говорить, что они — проявление болезни, и что их надо лечить, говорят даже чем,— например, «галоперидолом». Хронический вербальный галлюциноз встречается при галлюцинаторном варианте галлюцинаторно-параноидной шизофрении, хроническом алкогольном психозе, органических заболеваниях головного мозга.

Зрительный галлюциноз. Возникает при полной или значительной утрате зрения (галлюцинации Ш. Боннэ), поражениях ствола мозга, энцефалите Ван-Богарта, интоксикациях, в глубокой старости. Характерны оптические обманы в виде мелких (лилипутных) видений животных, птиц, людей, цветных и подвижных. Пациенты дистанцированы от них, но по ночам, с появлением спутанности сознания и возбуждения, критическое отношение может утрачиваться.

Тактильный галлюциноз. Характеризуется обильными осязательными галлюцинациями, галлюцинаторным бредом одержимости кожными паразитами (дерматозойный бред Экбома, наружная зоопатия). Альгогаллюциноз — непрерывно продолжающиеся фантомные боли, иррадиирущие в отсутствующую часть конечности. Обонятельный галлюциноз Габека. Постоянные обонятельные галлюцинации, нередко с проекцией на собственное тело или внутренние органы. При этом наблюдаются ипохондрический и нигилистический бред, а также сенситивные идеи отношения. При экстрапроекции обонятельных галлюцинаций присоединяются бредовые идеи отравления.

Параноидальное мышление или паранойя означает, что у вас есть убеждения, что вас преследуют. Это может также относиться к убеждениям общей подозрительности в отношении мотивов или намерений других.

Параноидальные идеи — это не то же самое, что ложная паранойя, которая может возникать во время психоза. Бредовая паранойя основана на ложных мыслях и убеждениях, а не на восприятии преследования.

Например, если вы испытываете бредовую паранойю, вы можете поверить, что правительство прослушивало ваш дом и машину, чтобы следить за вами.

Если у вас параноидальные идеи, вы можете увидеть двух человек в коридоре и сказать, что они говорят о вас.

Если у вас пограничное расстройство личности, вероятно, у вас параноидальные идеи. Это один из возможных критериев диагностики.

Также важно отметить, что стресс может сделать эти параноидальные мысли и убеждения еще хуже.

Для диагноза пограничного расстройства личности у вас должно быть пять таких симптомов:

  • Рискованное, импульсивное поведение, например, использование запрещенных наркотиков или участие в незащищенном сексе с несколькими незнакомыми людьми.
  • Вечное чувство скуки и / или пустоты.
  • Интенсивные отношения любви и ненависти с другими.
  • Экстремальные усилия, направленные на то, чтобы избежать реального или воспринимаемого отказа или отказа от других.
  • Суицидальное поведение и / или поведение, которое вредно для вас.
  • Проблемы с гневом, такие как крайняя злость в неуместных ситуациях, ярость или неспособность контролировать гнев, сопровождаемые чувством вины или стыда.
  • Восприятие себя, которое не совпадает с тем, что думают другие о вас и часто меняющееся. Это влияет на ваши мысли, поведение, мнения, отношения и настроения.
  • Чувство разъединения с вашим телом и / или вашим умом и параноидальные мысли, которые усугубляются стрессом.
  • Эмоции, которые длятся от нескольких часов до нескольких дней и включают депрессию, беспокойство или раздражительность.

Лечение важно, если вы имеете дело с пограничным расстройством личности. Ваш план лечения, вероятно, будет включать в себя сочетание лекарств и психотерапии.

Общая психотерапия — диалектическая поведенческая терапия, психодинамическая терапия и когнитивно-поведенческая терапия. Для лечения симптомов также можно использовать комбинацию различных лекарств. Типичные препараты включают антипсихотические средства, антидепрессанты и стабилизаторы настроения.

При пограничном расстройстве личности могут быть и другие состояния, они включают депрессию, биполярное расстройство, тревожные расстройства. У некоторых наблюдаются расстройства питания или злоупотребления психоактивными веществами.

Никто не знает причины пограничного расстройства личности. Считается, что быть задействованы все факторы окружающей среды, генетика и аномалии мозга могут. В частности, люди с историей жестокого обращения с детьми или пренебрежения или других травм детства чаще имеют пограничное расстройство личности.

Кроме того, если родитель или родной брат имел такое расстройство, риск возрастает в пять раз.

Кроме того, могут быть аномалии в мозге, которые могут привести к развитию пограничного расстройства личности. Это особенно касается областей мозга, которые контролируют эмоции и суждения.

Параноидная шизофрения: симптомы и признаки, лечение, МКБ-10

Что это за болезнь?

Параноидная шизофрения — это психическое расстройство с характерными искажениями системы восприятия и мышления.

Главенствующей чертой этого заболевания является преобладание бреда и галлюцинаций в общей клинической картине.

Чаще всего болезнь начинает проявлять себя у людей в подростковом или зрелом возрасте (с 30-35 лет).

Параноидная форма заболевания достаточно распространена среди психических расстройств и выявляется у 70% больных шизофренией. Ее отличительной особенностью является позднее развитие, т.е. появление основных признаков на фоне имеющихся психических дисфункций, медленное прогрессирование и резистентность (устойчивость) к медикаментозному лечению.

Природа болезни до конца не изучена, ученые придерживаются как биохимической теории (возникновение расстройства из-за нарушений работы ЦНС), так и психологической (развитие патологии на фоне психических травм, неврозов, стрессов). Единого взгляда на происхождение болезни пока нет.

Течение болезни весьма разнообразное и сопровождается рядом специфических синдромов и признаков, главный из которых — это бред.

Он бывает:

  • парафренным (сложным и постоянным, сопровождающимся галлюцинациями), когда пациенты уверены в своей исключительной исторической важности или необыкновенных талантах и способностях;
  • параноидным (отрывочным и бессистемным), протекающим как страх перед преследованием или негативным воздействиям от окружающих людей.

Особые черты имеет и поведение больных — они агрессивны, возбуждены, напуганы, подозрительны и практически выключены из реальной жизни. Но, наряду с этим, общение с ними возможно, а многие пациенты хорошо справляются со своими профессиональными и семейными обязанностями.

Лечение болезни длительное, в основном прижизненное, а прогноз на выздоровление непредсказуем.

Код по МКБ-10

Психиатры относят шизофрению к психическим расстройствам с выраженными искажениями в восприятии, памяти и поведении пациентов.

При сохранении определенной ясности мышления, больные ведут себя неадекватно, их круг интересов постоянно сужается, а познавательные способности уменьшаются.

Параноидным шизофреникам кажется, что они слышат мысли высшего разума или других людей, могут передавать свои размышления окружающим на расстоянии, что их кто-то контролирует извне или наполняет их сознание злом, раздражительностью и пессимизмом.

Болезнь отличается непредсказуемостью в развитии, течении, лечении и проявляет многообразие симптоматики.

Психиатрии известны случаи, когда у людей, страдающих параноидной шизофренией история болезни ведется практически всю жизнь и расстройство постоянно прогрессирует или, напротив, у пациентов была зафиксирована всего одна вспышка болезни со стертой клинической картиной, без ее последующего рецидива.

Однако, в международной классификации болезней все типы параноидной шизофрении объединяют под одним шифром— F20.0. При этом врачи выделяют основные черты расстройства: бред и преобладание слуховых галлюцинаций, искажение в восприятии действительности.

Симптомы и признаки

Болезнь развивается постепенно, по нарастающей. В начальном периоде могут преобладать навязчивые и ритуальные действия, желание огородиться от общественной и профессиональной деятельности, резкое сужение круга общения и интересов, изменения в эмоциональном реагировании.

В дальнейшем проявления болезни зависят от формы этой патологии, их две:

  1. Бредовая. Возникновение фантастических или вымышленных идей различной направленности: ревности, негативного отношения к близким и окружающим, ощущения преследования или обворовывания, изобретательства, революционного реформаторства. Соответственно, этот бред изменяет поведение людей — ревнивые ищут соперников, преследуемые — врагов, изобретатели — пытаются получить признание своих талантов, а исторические лидеры — доступ к власти. Этот вид параноидальной шизофрении часто приобретает непрерывное течение, поэтому он очень трудно поддается терапии.
  2. Галлюциногенная. Протекает с эпизодическим возникновением бредовых расстройств, которые появляются и исчезают внезапно, словно озарение. В таких случаях параноидальная шизофрения, симптомы которой ограничиваются временным изменением картины окружающего и внутреннего мира у больных, носит легкий характер и лучше поддается лечению.

В разгар заболевания его признаками выступают:

  • наличие сверх идеи и изменение привычного поведения людей;
  • присоединение к реальным воспоминаниям вымышленных картин из прошлого;
  • уверенность пациентов в своей особой предназначенности, силе или чуткой интуиции и прозорливости;
  • присутствие бреда или галлюцинаций;
  • появление бессмысленных размышлений (отвлеченных монологов) при ответах на самые простые вопросы;
  • искажение эмоциональной сферы (развитие угрюмости, гнева, раздражительности, ненависти, озлобленности, равнодушия и т.п.).

Причины болезни

Механизм формирования расстройства до конца не изучен, считается, что в основе параноидной шизофрении лежат функциональные нарушения в работе головного мозга.

К факторам, провоцирующим это психическое расстройство относят:

  • наследственность;
  • интоксикации организма при вирусных, бактериальных инфекциях и при отравлениях химическими веществами или радиацией;
  • гормональные дисфункции и эндокринные болезни;
  • психические травмы, стрессы, потрясения;
  • злоупотребление психотропными лекарствами, наркотиками, алкоголем.

У женщин

Исследования показывают, что слабый пол заболевает параноидальной шизофренией реже сильного.

Однако, протекает это расстройство у них сложнее. Видимо, эмоциональность женщин играет в развитии болезни немалую роль, поэтому у них ярче выражены отклонения в поведении и социальной жизни. При прогрессировании шизофрении личность женщины в итоге практически разрушается.

Предположительно, заболевание начинает развиваться у дам в юном возрасте, т.е. на фоне полового созревания и колебаний эмоционального фона происходит сбой в работе коры больших полушарий. У пожилых женщин очень редко диагностируется подобная патология, в основном при сопутствующих тяжелых соматических болезнях.

По изменениям поведения и эмоционального реагирования заметить шизофрению у женщин легче, чем у мужчин. Они становятся крайне напряжены, тревожны, неуравновешенны, активно рассказывают о своих идеях-фикс и выдуманных прошлых заслугах, не стесняются выражать негативное отношение и «выплескивать» накопившийся негатив.

У мужчин

В силу сдержанности, развитие болезни у сильного пола можно долго не замечать, списывая изменения в поведении на усталость или природную мужскую скрытность, хотя заболевание может начать прогрессировать еще с подростковых лет.

Психиатрами фиксируется большая частота проявлений параноидальной шизофрении у мужчины, чем у женщины. Но зато у них, болезнь чаще неуклонно прогрессирует и хуже поддается лечению.

У представителей сильного пола фабула болезни может сильно отличатся от женской, среди них чаще встречаются «исторические личности», «политические реформаторы», «полководцы» и «императоры», «гении» и «великие изобретатели».

Мужчины глубже погружаются в заболевание и их личность со временем размывается. Однако, они дольше сохраняют профессиональную пригодность и свой социальный статус.

Терапия болезни осуществляется с помощью приема специальных препаратов, благотворно воздействующих на функции мозга и снимающих острую симптоматику шизофрении (антипсихотиков, успокоительных, снотворных, антидепрессантов).

Основой в терапии болезни являются нейролептики (Галоперидол, Солиан, Рисполепт и аналоги), эти средства при курсовом их приеме способны замедлить личностную деформацию у больных.

Таким образом, лечение параноидной шизофрении проводится в два этапа, с целью стабилизировать состояние пациентов, а затем поддерживать его на должном уровне.

Из-за того, что терапия осуществляется на постоянной основе психиатры практикуют смену таблетированных форм нейролептиков на инъекционные и наоборот.

Дополнительными методами лечения выступают психотерапевтические техники, гипноз, релаксационные занятия.

Мнительность

Мнительность – это чувство, свойственное тревожным субъектам, которые предполагают надвигающуюся опасность или что-либо неблагоприятное. Зачастую мнительность сравнивают с подозрительностью, недоверчивостью, робостью, боязливостью, трусостью, закомплексованностью. Мнительность заставляет людей ошибочно полагать, что окружение причисляет их к худшим личностям, чем они есть на самом деле. Нередко мнительность присуща подросткам и детям, однако ее можно наблюдать и у вполне взрослых личностей.

Чрезмерная мнительность включает тревожные опасения, возникающие у человека по различным поводам. Это может быть связано и с всевозможными неприятиями, фобиями. Как правило, мнительное чувство проявляется в темах здоровья, взаимоотношений, карьеры. Мнительность доставляет любому человеку неприятности и зачастую портит жизнь ближайшему окружению мнительного человека.

Мнительность относят к свойству психики. Люди, обладающие данным чувством очень обидчивы, тревожны. Им присущи мысли, о намерении их обидеть, а также выставить в некрасивом свете, нередко они испытывают различные негативные эмоции, пагубно влияющие на физическое или психическое самочувствие.

Повышенная тревожность и мнительность обычно одновременно сопровождают человека. Эти чувства препятствуют общению людей, заставляют их вновь переживать прошлые, негативные эмоции, а также подозревать всех невинных и виноватых в желании причинить мнительному человеку боль.

Мнительность мешает человеку быть счастливым и заметно понижает самооценку. Зачастую мнительные индивиды избегают общения, тяготеют к нелогичным поступкам, излишне обидчивы и ревнивы.

Причины мнительности

Все причины мнительности идут из детства. Одной их главных причин считают проблемность в отношениях с родителями. Нередко родители предъявляют к детям завышенные требования, часто указывают на недостатки, неудачи, изредка хвалят, требуя того, что не по силам. Родители заставляют ребёнка чувствовать себя виноватым даже тогда, когда он не виноват. Все эти моменты влияют на развитие мнительности.

Второй причиной развития мнительности выступает негативный опыт. Это могут быть сплетни, коварство, подорванное доверие, предательство с неожиданной стороны. Эти причины заставляют индивида защищать себя и испытывать опасение со всех сторон. Мнительность развивается из-за неприятия индивида самого себя. Если человек уверен, что он не значимая личность и ничего из себя не представляет, то у него явно заниженная самооценка, а мнительность является основным качеством личности.

Психологи считают, что мнительность развивается из-за неудачного детства, неудачного жизненного опыта, неуверенности, психических отклонений. Мнительные личности своими сомнениями сводят себя с ума. Все жизненные ситуации предстают для них глобальной проблемой. Любую ситуацию они прокручивают в голове по несколько десятков раз. Им кажется, что их пытаются обмануть или над ними издеваются. Таких личностей в разубедить не представляется возможным.

Повышенная мнительность приводит к тому, что человек начинает себя относить к неудачникам, а жизнь свою считает невыносимой. Тем не менее, мнительная личность желает помощи со стороны друзей и близких, хотя и подозревает их в предательстве. Если повышенная мнительность касается здоровья, то речь идет об ипохондрии. Ипохондрики страдают навязчивой идеей собственного нездоровья, постоянно пребывают в мыслях о своем самочувствии, пытаются выискать у себя всевозможные страшные заболевания, при этом настойчиво посещая различных врачей. Необходимо отметить, что ипохондрики, а также мнительные лица не имитируют личные страхи перед болезнью или обманом. Они в большей степени пребывают под властью самовнушения, а воображение со временем превращается в больное и люди заражаются от своего страха.

Мнительным людям не стоит относиться к себе самокритично, поскольку это портит жизнь и настроение. Поддаваясь этому чувству, есть вероятность оказаться в сетях мнительности. Всю информацию, поступающую извне, мнительный человек будет воспринимать, как негативную, что будет мешать наслаждаться жизнью.

Мнительность приводит к таким психосоматическим проблемам как: депрессия, заболевания органов дыхания, подавленность, раздраженность. Это объясняют тем, что переживающий человек своими мыслями сам себя накручивает, истощается и как следствие заболевает.

Как избавиться от мнительности

В первую очередь следует осознать, в какие жизненные моменты человека действительно обижали, а в какие ему это только казалось. Зачастую мнительный человек начинает понимать, что зря подозревал людей в том, чего они вовсе и не собирались делать. Мнительному человеку необходимо пытаться абстрагироваться от неприятной ситуации, когда ему кажется, что есть вероятность опасности от кого-то. Для того чтобы изменились ощущения, необходимо посмотреть на ситуацию со всех сторон. Все обдумав, наверняка придут мысли, подтверждающие, что опасения, тревожность, мнительность часто были беспочвенны. Если же неприятная ситуация доставляет боль, то просто необходимо об этом поставить обидчика в известность, а также немедленно прекратить общение. Ни в коем случае нельзя себя винить, оправдывать обидчика, а также искать в себе причины, по которым предположительно вас обидели.

Мнительному человеку следует найти моменты, в которых он был прав и поддерживать в себе эти мысли. Ему важно осознать, что никто не имеет право его обижать или оскорблять. В случаях, когда ситуация становится неконтролируемой, и мнительный человек загоняет себя в угол, то имеет смысл обратиться к специалисту, чтобы разобраться в себе. Возможно, что причины мнительности так серьёзны и глубоки, что разобраться самостоятельно с ними он просто не сможет. Опытный психолог поможет осознать эти причины, а также простить себя и тех, кто заставил испытывать человека мнительность.

Так бывает, что иногда даже сильные люди не могут противостоять мнительности. Важно понимать, что если мнительный человек не захочет, то его никто не обидит. Взрослый, в отличие от ребенка, должен защищаться от нападок, однако не стоит в каждом встречном видеть врага. Мнительному человеку важно научиться доверять людям и не расстраиваться по мелочам, только тогда мнительное чувство исчезнет из жизни тревожного человека.

Как избавиться от мнительности? Анализируя свою жизнь и поступки, можно избавиться от этого неприятного чувства. Мнительный человек может самостоятельно помочь себе в те минуты, когда с ним что-то не так происходит, а именно ним овладевают дурные мысли. Предлагаем простые советы, как побороть мнительность:

— мнительному человеку необходимо искать позитив в происходящих вокруг событиях, радоваться каждому дню и находить положительные качества в себе;

— важно запоминать все свои успехи, подчеркивать свои достоинства и забыть о своих отрицательных чертах;

— на работе и в компании не говорить о себе негативно, даже шутя;

— давать себе положительные установки, меняя при этом плохие привычки;

— заставить себя улыбаться и не замечать травмирующих обстоятельств;

— следует научиться смеяться над собой или окружающими; это непросто смеяться над собой и своими страхами;

— мнительному человеку рекомендуем записать все свои страхи и прикрепить их к тому месту, где обычно сосредоточен его взгляд, со временем он привыкнет к ним, а сила переживаний ослабеет, что позволит мнительности улетучиться;

— необходимо нарисовать свой страх в виде комикса;

— поскольку мнительный человек зациклен на своих переживаниях и так до бесконечности, поэтому ему рекомендуем думать только о хорошем, и побольше мечтать;

— ему необходимо найти полезное хобби или любимое занятие, которое отвлечет от негативных мыслей;

— мнительному человеку следует вести дневник и записывать туда все личные переживания, а спустя время, перечитав, возможно, он осознает, что ничего страшного не происходило, и все переживания были зря. Зачастую мнительный человек лишь мысленно убеждает себя в том, что у него все плохо. Всему виновник – самовнушение и мнительный человек делает себе только хуже, когда находясь, в стрессовой ситуации он переживает, поскольку такое поведение к добру не приводит.

Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *