Мельникова Наталья Сергеевна

Мельникова Наталья Сергеевна

Мельникова Наталья Сергеевна — врач-репродуктолог, эндокринолог отделение: Гинекология и ЭКО (ВРТ) Лечебного Центра на Т. Фрунзе.
Специализируется на:
— Ведение супружеских пар с бесплодием,
— Выявление причин и лечение эндокринного, мужского и других факторов бесплодия
— Подготовка к лечению с применением ВРТ, в том числе у пациенток с привычным невынашиванием и неудачными попытками ЭКО в анамнезе
— Лечение с применением различных методов ВРТ, с проведением различных схем стимуляции овуляции
— Диагностика и лечение хронического эндометрита, как фактора невынашивания и неудачных попыток ЭКО, с применением эндоскопических методов диагностики состояния эндометрия (гистероскопия)
— Подготовка к беременности и лечение бесплодия у женщин с метаболическим синдромом и ожирением
— Нехирургическое лечение гормональнозависимых заболеваний: эндометриоза, миомы матки, функциональных кист яичника
— Послеоперационное противорецидивное лечение эндометриоза.
— Индивидуальный подбор методов контрацепции, с учетом эндокринного и соматического статуса пациентки
— Подбор и проведение заместительной гормональной терапии у женщин и мужчин с возрастным гипогонадизмом,
— Лечение климактерического синдрома
— Ведение пациенток с синдромом преждевременного истощения яичников, в том числе после проведенной химиотерапии
— Консультирование при планировании беременности супругов с соматическими заболеваниями, проведение оценки сроков лечения и планирования беременности с учетом яичникового резерва
— Профилактика и лечение постменопаузального остеопороза.
Записаться на прием к Мельниковой Наталье Сергеевне по телефону: +7(495)786-45-20, +7(495)786-45-25.

Способ лечения хронического трихомоноза у женщин

Использование: в венерологии и гинекологии . Лечение проводят тремя непрерывными курсами, соответствующими менструальным циклам, при этом дополнительно к введению противотрихомонадных средств вводят антикандидозные средства перорально и местно, рассасывающую ультразвуковую терапию, антибиотики широкого спектра действия, а также в начале первого курса перед менструацией иммуномодуляторы, биостимуляторы и десенсибилизирующие средства. Положительный эффект: предупреждает рецидив заболевания.

СОЮЗ СОВЕТСКИХ

СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ

РЕСПУБЛИК (я)5 А 61 К 31/00

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПАТЕНТНОЕ

ВЕДОМСТВО СССР (ГОСПАТЕНТ СССР) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИ

ТРИХОМОНОЗА У ЖЕНЩИН (57) Использование: в венерологии и гинекологии. Лечение проводят тремя непрерывИзобретение относится к медицине, в частности к венерологии и гинекологии.

Известен способ лечения хронического трихомоноза у женщин, включающий введение противотрихомонозных средств.

Недостатком известного способа является рецидивирование заболевания, Цель предлагаемого способа — предупреждение рецидива хронического трихомоноза.

Лечение проводят тремя непрерывными курсами, соответствующими менструальным циклам, при этом дополнительно вводят антикандидозные средства перорально и местно, рассасывающую ультразвуковую терапию, антибиотики широкого спектра действия, а также в начале первого курса перед менструацией иммуномодуляторы, биостимуляторы, и десенсибилизирующие средства, Пример. Больная 3., 23 года. Жалобы на боли внизу живота. В разводе, половой жизнью не живет несколько лет, часто беспокоит обострение воспаления придатков.

Менструация с 13 лет до 7 дней обильная

„„Ы2„„1796182 А1 ными курсами, соответствующими менструальным циклам, при этом дополнительно к введению противотрихомонадных средств вводят антикандидозные средства перорально и местно, рассасывающую ультразвуковую терапию, антибиотики широкого спектра действия, а также в начале первого курса перед менструацией иммуномодуляторы, биостимуляторы и десенсибилизирующие средства. Положительный эффект: предупреждает рецидив заболевания. через 21 день. Лечение лидазой и антибиотиками без эффекта. Одни преждевременные роды.

Уретра умеренно инфильтрирована, бо лезненная при пальпации. В зеркалах выделения едкие, жидкие. Шейка эрозирована

1,5 х 1,5 см, ярко-красная..Вагинально: матка а небольшая, чувствительная при пальпации, справа болезненная труба, придатки в спайках. Диагноз: подострый двусторонний аднексит. Эрозия шейки матки, хронический метроэндометрит. Взяты мазки, обнаружены трихоманады. Дан 1-й курс лечения; 1) трихо- О пол по 1 т х 3 10 дней. 2, Нистатин 500 тЕ х 4 М р 14 дней.3) Хлористый кальций 10% 10,0 е/денно 10 дней, 4) Энектрофорез о 1% рос- ) твором цинка, 5) Алоэ 2,0 в/мышечно через день 15 раз, 6) Осарбоновые свечи во влагалище на ночь 10 дней 7) Утром спринцевание

2% раствором соды и смазывание стенок влагалища левориновой мазью.

Спустя 2 недели во время начала очередной менструации назначен 2-й курс, 1) 8 таблеток тинидазола (по 4 табл на прием — 2 дня) 2) Нистатин 500 т Е х 4 раза

10 дней, 3) бициллин — 3 по 600 т Е 1 раз в день 10 дней, 4) Димедрол эа 30-50 мин до инъекции бициллина.

Формула изобретения

Способ лечения хронического трихомоноза уженщин, включающий введение противотрихомонадных средств, о т л и ч а ю щ и йс я тем, что, с целью предупреждения рецидива, лечение проводят тремя непрерывными курсами, соответствующими менструальным

Составитель В,Мельникова

Техред М.Моргентал Корректор О.Кравцова

Редактор А,Козлова

Заказ 607 Тираж Подписное

ВНИИПИ Государственного комитета по. изобретениям и открытиям при ГКНТ СССР

1.13035, Москва, Ж-35, Раушская наб., 4/5

Mn), 3) Спринцевание на ночь 2о раствором соды, обработка. влагалища 3 раствором октилина, а утром:смазывание левориновой . мазью, 4) Обработка прямой кишки 3; раствором октилина на ночь. 5) Ундевит 1 др х

3 р. 14 дней.

Затем назначен 3-й курс: 1) Ультразвук

15 раз ежедневно на низ живота — после очередной менструации. 2) х С началом очередной менструации — прием 4 таблеток тинидаэола однократно. 3) Нистатин 500 т Е х

3 раза 10 дней. С окончанием менструации:

4) на ночь; обработка влагалища 3 j раствором октилина 7 дней. 5) Утром — смазывание стенок влагалища левориновой мазью 7 дней. При контрольном обследовании в зеркалах, вагинально, кольпоскопически и во взятых мазках — гинекологически здорова, Способ апробирован при лечении 680 больных, циклам, при этом дополнительно вводят антикандидозные средства перорально и местно, рассасывающую ультразвуковую терапию. антибиотики широкого спектра действия, а также в начале первого курса перед менструацией иммуномодуляторы, биостимуляторы и десенсибилизирующие средства.

Профилактика рака возможна! Возбудитель рака открыт ? Ростов-на-Дону

^ ЕСТЬ ЖЕНЩИНА В РУССКОМ… ВОРОНЕЖЕ
Настало трудное время для России: на задний план отодвинуты духовные ценности, на передний вышел золотой телец. Но существует еще одна ценность — это здоровье. Его не замечают, когда оно есть. Но оно ценнее денег: ведь без здоровья денег не заработаешь и здоровье на деньги не купишь. И именно со здоровьем в нашей стране не все благополучно. Смертность преобладает над рождаемостью. Да и те дети, что рождаются, не совсем здоровы: у одних — опухоль, у других — порок сердца, у третьих — пневмония или нарушение опорно-двигательного аппарата. И только немногие новорожденные считаются практически здоровыми.
В чем причина вырождения нашей нации? Почему медики не способны прогнозировать и обеспечивать рождаемость здоровых детей? Ответ один: медициной не выявлен и не обезврежен истинный виновник вырождения человека. То, что это трихомонада, не подлежит сомнению. Она является единственным простейшим, способным существовать в половых органах человека. При этом она не остается пассивной. Трихомонада контролирует деторождаемость через те патологии половых и детородных органов, которые она может вызвать: бесплодие, импотенцию, выкидыши, поражение плода. Чтобы привлечь внимание официальной медицины к проблеме ученых со стороны, им нужно представить не только результаты лабораторных исследований, которые я провела, но и клинические доказательства. Эта возможность появилась.
He было бы счастья, несчастье помогло .
Врач высшей категории акушер-гинеколог Валентина Александровна Мельникова сейчас живет и работает в Воронеже. Будучи от природы активным и неравнодушным человеком, она с одинаковой энергией лечила высокопоставленных чинов от гонореи и будущих матерей от трихомоноза, чтобы обеспечить рождение полноценного ребенка. Она надорвала свое сердце. Перенеся инфаркт, она перешла из женской консультации в медсанчасть крупного предприятия. Имея большой опыт предыдущей работы, но будучи изолированной от коллег-смежников, на новом месте Мельникова оказалась в необычной для нее ситуации: пришлось работать рука об руку со многими узкими специалистами — хирургами, невропатологами, урологами, лор — врачами, терапевтами, от которых шел большой поток больных женщин на консультацию к гинекологу.

Помимо этого ей приходилось проводить онко — осмотры женщин, диспансеризацию гинекологических больных и экспертизу временной нетрудоспособности заболевших раком женских половых органов и молочных желез. Характерно было и то, что на данном предприятии работали целые династии: бабушки, их дочери и внучки, что позволяло проследить взаимосвязь наследственных путей передачи трихомонады от поколения к поколению.
Ознакомившись с положением дел на предприятии, врач Мельникова была поражена тем, что третья часть его работниц была прооперирована: у одних ампутирована матка, у других-матка вместе с шейкой. Причина радикальных операций — постоянные кровотечения при наличии фибром. Руководства медсанчасти ке могло найти ответа на вопрос: почему приходится из-за потери крови калечить одних женщин, делая их бесплодными, и почему другие тоже страдают анемией, хотя у них нет кровотечений и обильных менструаций?
Обследуя женщин, у которых была обнаружена трихомонада в половых органах, Валентина Александровна заметила, что это были в основном больные люди, страдающие различными хроническими, часто обостряющимися заболеваниями. Это были заболевания половой системы: эрозии шейки матки, нарушение менструального цикла, миомы и полипы в матке, обширный рубцово-спаечный процесс в малом тазу. У других преобладали заболевания органов: онкологическое заболевание молочных желез по поводу образования фибром, фиброаденом и кист, а также болезни желудочно-кишечного тракта — гастриты, холециститы, язвенные колиты и полипы в слизистой кишечника. У третьих выявлялось заболевание сердечно-сосудистой системы: хроническая анемия неясной для терапевта этиологии, ишемическая болезнь сердца, повторные инфаркты — все они не поддавались лечению стандартными кардиологическими средствами.
В течение пяти лет работы в медсанчасти Мельникова, опираясь на большой собственный практический опыт и пользуясь методиками диагностики и лечения, которые создала, сумела добиться больших успехов: в три раза снизилось число гинекологических больных, страдавших нарушениями менструального цикла, полипами детородных органов, кистами яичников, эрозиями шейки матки и миомами. Но совершенно не поддавалось объяснению, когда у гинекологических больных во время лечения происходило заметное уменьшение миом в матке, которые к началу лечения успевали достигнуть размеров 8-9-недельно-го плода.
Мне тоже приходилось в лаборатории работать с миомами, которые представляют собой белесое твердое образование, похожее на хрящ, с трудом поддающееся скальпелю. Я давно уже знаю, что жгутиконосцы способны на своей поверхности выделять специальную защитную оболочку из рогового вещества или прозрачного студня. А как онкологи объясняют возникновение твердых хрящевидных выростов в мягких тканях матки и тем более их обратное развитие под влиянием трихопола? Гинеколог Мельникова нашла объяснение этому ранее для нее непонятному уникальному явлению, когда познакомилась с моим открытием трихомонадной природы рака, которое безоговорочно признала.
Теперь ей стало понятно, почему при излечении гинекологических болезней у больных происходило оздоровление организма по многим параметрам, казалось бы, не связанным с основным заболеванием:
— проходила анемия без антианемического лечения,
— прекращались рецидивы обострений хронических воспалительных процессов и рубцевались язвы желудочно-кишечного тракта,
— ликвидировались кровоточивость десен и пара-донтозы,
— прекращались обострения хронических пневмоний и становились реже приступы бронхиальной астмы,
— значительно снижался уровень сахара в крови у больных сахарным диабетом,
— налаживалась функция кишечника и нормализовалась работа почек, исчезали отеки под глазами, нормализовался удельный вес мочи.
Врач-гинеколог наконец поняла, что, как и все, она всего-навсего узкий специалист. А болезни, которыми она занимается, — это одно из проявлений заболевания всего организма. Еще ей стало понятно, что трихомоноз — это первичная стадия рака, которая наиболее успешно поддается лечению. Она убедилась также, что, казалось бы, не связанные с трихомонозом анемия, парадонтоз, язвы желудка и бронхиальная астма — все это результат патогенного действия трихомонад. Следовательно, избавляя человека от трихомонад, врач может добиться излечения больного независимо от того, каким набором болезней «неизвестной этиологии» он страдает. Но как избавить человека от трихомонад, пока знают немногие. Лучшим специалистом среди них, по-видимому, является В. Мельникова.
^ ЗДОРОВАЯ МАТЬ – ЗДОРОВОЕ ДИТЯ
Валентина Александровна давно поняла, что у больных женщин не могут рождаться здоровые дети. Чтобы еще более убедиться в этом, она провела акушерскую статистику, когда вернулась на работу в женскую консультацию. Действительно, роженицы, имевшие здоровье с отклонениями от нормы, рожали нездоровых детей. Более того, она выяснила, что женщины, у которых ранее была выявлена трихомонада и которые в последующем беременели, страдали различной патологией во время вынашивания плода, среди них:
— тяжелые токсикозы, сопровождающиеся постоянной тошнотой и неукротимой рвотой, безудержная прибавка в весе за счет внутренних, а затем и внешних отеков и, наконец, белок в моче. Врачи-акушеры, не зная природы этого явления, называют его «осложнением беременности». Они прилагают невероятные усилия в борьбе с создавшейся ситуацией в интересах жизни матери и плода, но нередко терпят поражение. Чаще всего жертвой становится плод. А Мельникова знает, что главной причиной всей этой патологии является хронический вялотекущий и нераспознанный трихомонадный пиелонефрит. Она лечит пиелонефрит в самом начале беременности, и в результате -нормальные и в срок роды, живые мать и ребенок;
— невынашивание беременности — отторжение плода, и в результате выкидыш или преждевременные роды;
— кесаревы сечения, которые делают в экстренном или плановом порядке. Экстренное кесарево сечение чаще всего производится из-за упорной слабости родовой деятельности или гипоксии, то есть кислородного голодания плода. Обе эти патологии — звенья одной цепи, так как слабость родовой деятельности — это следствие хронического воспаления матки, а гипоксия плода — это хроническое его кислородное голодание на фоне тромбозов сосудов плаценты. И опять-таки во всем этом виновата трихомонада;

— извлечение плода из тела матери с помощью акушерских щипцов или вакуумэкстракции;
— мертворождение, уродство плода, пороки развития различных его органов, детская заболеваемость и детская смертность (последняя считается, если ребенок умер, прожив 7 суток).
Все эти осложнения обусловлены наличием трихо­монад в системе мать — плод. Недооценка этого паразита не только в гинекологии и акушерстве, но и вообще в медицине приводит к тому, что имеем, к вырождению и вымиранию.
По достоинству оценив трихомонаду и тот вред, который она приносит, врач Мельникова решила заняться профилактикой рожениц по своей методике.
Исход беременности и родов в той группе женщин, которые не соглашались на предложенное лечение, был такой же, как и у остальных врачей. А те беременные (а их было большинство), которые соглашались на предложенное лечение, не имели ни выкидышей, ни тяжелых токсикозов, ни анемии, ни почечной патологии, ни глубокой хронической гипоксии плода, ни других серьезных осложнений. Их родившиеся дети также были здоровы.
Успехи не приходят сами по себе. Валентина Александровна относится к той малой когорте врачей, которые не довольствуются готовыми устаревшими методиками и впрок заготовленными рецептами. Этот доктор умеет наблюдать, анализировать и раскрывать связи между обнаруженным ею возбудителем и реакцией на него организма. И она сумела увидеть, что на трихомонаду организм как раз и не реагирует, за что и расплачивается множественными болезнями, завершающимися раком или инфарктом и далее — гибелью.
В соответствии с установившимся положением в медицине врач-гинеколог — это фактически узкий специалист, который обязан заниматься только половой и детородной системой женщины и не имеет права лечить другие болезни. Валентина Александровна и не претендовала на чужую сферу деятельности, в том числе и административную. Ее целью было сделать больных по-настоящему здоровыми, поэтому всю свою энергию она направляла на изучение природы заболевания больных и создание методологии эффективной диагностики и лечения.
Изучая динамику хронического трихомоноза по историям болезни и результатам личных обследований пациенток, Мельникова увидела, что гинекологическое заболевание приводит к выраженным анатомическим изменениям в органах и тканях: образованию полипов, кист, фибром. Она наблюдала, как формировалась патология молочных желез: кистоаденомы — фиброаденомы — а в последующем и рак молочной железы. Становилось понятным, что трихомонады, находясь в кровяном русле, вызывают тромбозы многих мелких сосудов, следствием чего являются инфаркты в различных органах, в том числе и в матке. А обосновавшись в стенке мочевого пузыря, не диагностированные трихомонады ведут в конце концов к интраэпителиальной карциноме.
Трихомонада не является исключительно женоненавистницей; она неплохо обосновалась и в мочеполовой системе мужчин.
Оставаясь не выявленной и никем не обеспокоенной, трихомонада, размножаясь, перекрывает просвет в кровеносных сосудах, вызывает импотенцию либо становится причиной хронического рецидивирующего простатита, а затем и аденомы простаты и, наконец, рака. Понимая это, доктор Мельникова, приступая к лечению своей больной, заботится и о лечении ее супруга.

Несмотря на потрясающие успехи в лечении больных, доктору Мельниковой приходится непросто. Выявить трихомонаду, которую не способен обнаружить даже иммунитет больного, а затем уничтожить ее, не травмируя организм, — это результат длительного и упорного труда, постоянного поиска и неизменной преданности своему делу. Валентина Александровна переступила общий порог медиков: «Не навреди!» Идя впереди других, она работает по своему закону: «Излечи!» И это осложняет жизнь ей и ее коллегам.
Разработав и внедрив в практику эффективную методику диагностики «Способ активного выявления трихомонад», она перешагнула все барьеры выявляемости этого паразита и вышла на 90% от общего числа обследуемых женщин. Это напугало вышестоящие инстанции: последовали многократные проверки лабораторной службы, которую обвинили в гипердиагностике трихомонад. Ведь для медицинского руководства стал полным откровением тот факт, что практически все женщины и, следовательно, мужчины поражены этим паразитом.
Доктор Мельникова диагностирует только вагинальную трихомонаду. Я же обследовала людей и на ротовую трихомонаду, а также изучала кровь людей из многих регионов страны. Это дало мне дополнительный материал и право утверждать, что не 90%, а все 100% населения нашей страны инфицированы трихомонадой. Каждый, кто в этом сомневается, может предоставить свою каплю крови на исследование. Особенно хотелось бы эту кровь получить от наших руководящих медицинских боссов — я бы их трихомонад не только посмотрела в микроскоп, но и сфотографировала на цветные фотоснимки за… свой счет. Но не те медики сейчас пошли. Раньше врачи и ученые, создавая вакцины и лекарства против возбудителей эпидемий, проверяли их на себе и гибли.
Сейчас боятся даже проверить собственную кровь, предпочитая оставаться в приятном заблуждении относительно своего здоровья. Чего же ждать от них другим, в том числе их внукам и правнукам, которым, возможно, придется расплачиваться своим нездоровьем за пренебрежение трихомонадой, которое преступно было допустить.
Кровь — это то русло, которое трихомонада использует для своего перемещения и колонизации всего организма. В зависимости от многих причин ее может быть много или мало, но она есть у всех. И не ее вина, а наша беда, что клиницисты не узнают трихомонаду в крови. В безжгутиковую форму трихомонад заставляют переходить не только защитные силы организма, но и многочисленные грибки, бактерии и вирусы, сопутствующие паразиту. Изучая препараты крови, я примерно у 5% обследованных людей, помимо трихо­монад, обнаружила мелкие микробы, разрушающие красные и белые кровяные тельца. Ведут они себя по-разному: одни образуют колонии-сфероиды, другие обосновались на эритроцитах, третьи окружают эритроциты по контуру, четвертых не видно при 1250-кратном увеличении, но их существование предполагается по своеобразной патологии эритроцитов и разрушению лейкоцитов. Природу микрофлоры можно определить только путем посевов крови на специальные питательные среды или методом иммунофлуоресценции. Все это подтверждает, что человек не стерилен. Поэтому перед тем, как приступать к лечению заболеваний «неизвестной этиологии», необходимо выявить не только главного, но и наиболее массового сопутствующего возбудителя, который стал причиной болезни человека.
^ ТРИХОМОНАДНЫЕ «ЗАХОРОНКИ»
Изучая трихомоноз во всех его проявлениях, доктор Мельникова убедилась, это он протекает всегда как смешанная микробная инфекция. Наиболее активные сопутствующие трихомонаде агенты обнаруживаются при микроскопическом анализе окрашенных на стекле мазков или в результате бурного роста на питательных средах. Но часть микробов, которые были фагоцитированы, то есть заглочены, но не переварены паразитами или сами проникли внутрь его тела, может быть обнаружена только после разрушения три­хомонад. К ней относятся: хламидии, гонококки, микоплазмы, уреаплазмы, дрожжевые грибки, вирусы герпеса, цитомегаловирус, гарднереллы, стафилококки, стрептококки и другие.
В процессе лечения химиопрепаратами, а также под влиянием других факторов трихомонады могут вместе с обосновавшимися в них бактериями и вирусами проникнуть в органы, ткани и стенки кишечника и сосудов. Те в свою очередь, защищаясь от инвазии паразитов, формируют рубцы и спайки, «хороня» в них паразитов. Но эти «захоронки» не надежнее того могильника, что сооружен над аварийным блоком Чернобыльской АЭС: сверху прикрыт, а внутри продолжается разрушительный процесс. Во время лечения даже противотрихомонадными средствами до этих трихомонад и их микрофлоры не добраться.
Но спустя какое-то время под влиянием различных факторов может произойти разрыв спаек, высвобождение три­хомонад, а с ними и микробов.
Современная медицина не учитывает это явление, поэтому и не способна объяснить рецидивы того же хламидиоза, который, казалось, был излечен. В этом причина возвращения венерических заболеваний у пожилых людей, которые в молодости переболели, лечились и уже давно не имеют никаких половых кон­тактов. Трихомонада умеет уклоняться не только от иммунитета, но и от лечения. Большую ошибку совершают больные, пытаясь вылечиться 1-2 стандартами трихопола. PI, конечно, это непростительно гинекологам или урологам. Естественно, от противотрихомонадных средств некоторая часть паразитов погибнет, но зато оставшиеся в живых паразиты станут лекарственно-устойчивыми, а значит, не поддающимися лечению.
Все это оценила доктор Мельникова, когда разрабатывала свою методику лечения «Способ лечения хронического трихомоноза у гинекологических больных». О том, какова результативность этого лечения, вам уже известно. Но лечение требует времени и упорства от врача и пациента, а к этому не каждый готов. Вначале проводится диагностика заболевания, которая одновременно является первым этапом лечения. Она осуществляется не провокацией, а противогрибковыми антибиотиками: нистатином или леворином дозой 500 000 ЕД 3-4 раза в день в течение двух недель, начиная с середины менструального цикла. Затем — противотрихомонадная терапия, в результате которой происходит подавление трихомонад, влекущее за собой активизацию сопутствующей микрофлоры.
Необходимо определить природу этой инфекции и подавить ее соответствующим лечением. Это осуществляется через 7-10 дней после окончания первого курса противотрихомонадного лечения. После такого лечения часть трихомонад все еще остается недосягаемой, поэтому потребуется новый курс лечения, включающий рассасывающую терапию рубцов и спаек и иммуностимуляцию.

Гинеколог Мельникова правильно рассудила, что для бесполой трихомонады все едино, кто ее хозяин: мужчина или женщина. Паразит у них вызывает одинаковую патологию, только выглядит она по-разному из-за различий в физиологии мочеполовых систем. Единый подход к трихомонаде, независимо от пола ее хозяина, позволил Валентине Александровне создать и методику для лечения мужчин от импотенции, которая, естественно, сопровождается и оздоровлением пациента. Она уверена, что два-три месяца полового покоя и лечение по ее методике обеспечивают восстановление потенции у мужчин.
Немаловажным фактором при этом является скорее не возраст, а запущенность заболевания и наличие вредных привычек, подавляющих иммунитет. При этом пациенты не должны забывать, что, войдя в контакт с трихомонадоносителем, они снова заразятся. Поэтому лечение нужно проводить одновременно с половым партнером.
Нет сомнения, что рассказ о докторе Мельниковой заинтересует многих мужчин и женщин и они захотят пройти курсы лечения. Но это невозможно. Врач-гинеколог в рабочее время занята лечением своих пациенток на рабочем месте и частной практикой не занимается. Но она мечтает о большой клинике, где могла бы передать свой опыт и знания молодым колле­гам. Бывая в Москве, она трижды пыталась попасть на прием к главному гинекологу страны. Не удалось.
Поэтому она использует любую возможность, чтобы довести до сведения врачей свои наработки.
Одна из участниц конференции акушеров-гинекологов, проведенной в Санкт-Петербурге в конце 1994 г., рассказала мне о впечатлении, произведенном на слушателей докладом Мельниковой. Многие просто не поверили ее словам о патогенности трихомонады. И тем более они не собирались усложнять свою работу методиками, которые выходили за пределы их понимания. Зато моя собеседница, заведующая женской консультацией из Ростова-на-Дону, выпросив доклад Валентины Александровны, полночи его переписывала, а затем многие из рекомендаций внедрила в свою практику.
Я пыталась в этом году в Ростове-на-Дону организовать Центр по лечению импотенции по методике Мельниковой. Нашелся даже спонсор. Но не удалось: территория была поделена анонимными кабинетами, результативность лечения которых оставляет желать лучшего. Работники государственных учреждений жаловались, что «залеченные» в платных анонимных кабинетах мужчины приходят к ним перелечиваться. Но легко ли это сделать?
Мое знание трихомонады, лабораторные исследования и обследования людей и богатый практический опыт гинеколога Мельниковой показали, что импотенция, мужское и женское бесплодие, хронические заболевания трихомонадной этиологии, рак и инфаркт — это звенья одной цепи, порожденной одноклеточным паразитом. Мы все больные люди, но… в разной степени. Если в крови обнаружена трихомонада, значит, даже практически здоровый человек является потенциальным больным. А трихомонады сейчас обнаруживаются у всех. Следовательно, трихомонадная проблема должна решаться на государственном уровне. Понимая это, я решила помочь Мельниковой, обратив внимание высшего руководства на ее методики лечения и достигнутые результаты по оздоровлению па­циентов. С этой целью пришла на прием к главному гинекологу страны профессору В. Н. Серову с предложением ознакомиться с успехами В. А. Мельниковой. Сказав: «Посмотрите, как ваш специалист работает в городе Воронеже», я оставила для ознакомления реферат доктора и цветные фотоснимки крови со жгутиковыми трихомонадами. Через неделю получила резюме: «Все это фантазии». Пришлось уйти ни с чем. Правда, на прощание оставила последнее слово за собой: «Если к Мельниковой будут обращаться больные, будем посылать к вам».

И все-таки не хотелось сдаваться. Поэтому срочно напечатав письмо уже на имя директора Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии академика В. И. Кулакова, заместителем по науке у которого работает Серов, я передала документы на рассмотрение главному акушеру страны, который отвечает за охрану матери и ребенка в России. Через две недели получила отказ на мое предложение заслушать доктора Мельникову.
Он звучал так:
«Глубокоуважаемая Тамара Яковлевна!
В Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН внимательно ознакомились с Вашим обращением, приложенным письмом к Вам врача В. А. Мельниковой и материалом, озаглавленным «Трихомонада и ее последствия».
Прежде всего необходимо отметить, что материалы, приводимые В. А. Мельниковой, лишены какой-либо обоснованности и аргументации. Ряд положений представляется нелогичным. Например, о наследственной передаче трихомониаза, хотя и указывается, что это не требует никаких доказательств. Подобное замечание касается и «переживания» микоплазм, хламидий, вирусов и других микроорганизмов при их фагоцитозе трихомонадами. Значение трихомониаза в патогенезе различной акушерской патологии и гинекологических заболеваний представляется преувеличенным. Полностью игнорируются случайные закономерности при сочетании гениталыюй и экстрагенитальной патологий. Фактически полноценный материал, который можно было бы подвергнуть соответствующему обсуждению, отсутствует. В этой связи на данном этапе заслушивание врача В. А. Мельниковой представляется нецелесообразным.
^ Директор Центра академик РАМН В. И. Кулаков».
Научные формулировки академика сложно понять читателям, но смысл их сводится к тому, что материалы, представленные Валентиной Александровной, лишены «какой-либо обоснованности».
Действительно, высокая излечиваемость больных у Мельниковой достигается не по методикам, спущенным сверху, а в результате способов лечения, которые разработала сама врач. У нее пациентки благополучно вынашивают и рожают детей, а у академика Кулакова лечебные корпуса переполнены больными роженицами и родильницами и неполноценными новорожденными. Даже онкологи начали широко применять трихопол, а гинекологи считают значение трихомониаза в этиологии гинекологических заболеваний преувели­ченным. Профессор Серов настолько озабочен распространением хламидиоза, что даже мне нечаянно пожаловался. Но в письме академика представляется нелогичным «переживание» тех же хламидии в трихомонаде при их фагоцитозе, то есть поглощении их трихомонадами. Да об этом писали советские паразитологи еще 30 лет назад, а современные зарубежные ученые уточняют, что свой период размножения хламидии проводят в трихомонадах, где образуют микроколонии. То есть хламидии используют трихомонад в качестве родильного дома.
При зтом они попадают в трихомонады двумя путями. Первый — это фагоцитоз: трихомонада заглотила хламидии, чтобы переварить и насытиться, а те образовали вокруг себя вакуоль и остались в ней жить. Так хламидии становятся паразитами трихомонад, где и размножаются. При необходимости хламидии через наружную мембрану выходят наружу. Так же они могут проникнуть и внутрь трихомонады — это второй путь попадания хламидии в своего хозяина. Хламидии могут проникать в трихомонаду добровольно — для продолжения рода и принудительно — под влиянием лекарственных препаратов, например, того же тетрациклина, который смертелен для хламидии и не страшен паразиту. Поэтому пока гинекологи и акушеры не признают истинного значения трихомонады в «патогенезе различной акушерской патологии и гинекологических заболеваний», до тех пор им не добиться тех успехов, что достигла воронежский доктор Мельникова.
А что касается отрицания возможности «переживания» микоплазм, уреаплазм и других микроорганизмов при фагоцитозе их трихомонадами, то и здесь академик Кулаков и профессор Серов ошибаются. Опровергают этих маститых ученых рядовые врачи типа Л. Козьминой из Белгорода и той же В. Мельниковой из Воронежа и медицинские карты их пожилых пациентов, без каких-либо видимых причин вдруг заболевших венерическими заболеваниями. Оказывается, в молодости у них был трихомоноз и другие венерические болезни. Спустя несколько десятилетий заболевания рецидивировали, то есть возобновились, так как больные з свое время не были полностью излечены и их возбудители все это время «переживали» в организме человека — до тех пор, пока не появились условия для их активизации. Последние, естественно, связаны с ослаблением иммунитета заболевших.
Печально, что у медицинских руководителей отсутствует обратная связь. Они спускают сверху свои научно устаревшие методики и совершенно не готовы воспринимать то новое, что пытается пробиться снизу.
Мельникова не имеет возможности вступать в научные дискуссии со своим высшим руководством, которое даже не пыталось вникнуть в смысл ее фраз о «врожденном трихомонозе» и «передаче трихомонад наследственным путем». Гинеколог имела в виду заражение плода в утробе матери, давно доказанное паразитологами.
А столичные руководящие мужы, по-видимому, в слово «наследственное» вложили свое понимание: «генетическое» — весьма любезное в онкологии. Но подобное не может утверждать врач Мельникова, так как безоговорочно поддержала мою биологическую концепцию, опровергающую генетические мутации и клеточные превращения. Опытному врачу хочется довести до своих коллег истину, которую ей удалось открыть: главным виновником акушерских и гинекологических бед является все-таки трихомонада. Она хочет поделиться способами диагностики и лечения больных, которые разработала и издала еще в 1989 г. совместно с учеными Воронежского медицинского института. Разве не обязанность главного гинеколога и главного акушера страны по крупицам собирать то, что создается полезного и нужного медицине на периферии и в далекой глубинке России, чтобы, систематизировав новые знания, выйти на новый, более высокий уровень научной и практической медицины? Успехи таких специалистов, как Мельникова, преступно замалчивать. На фоне общей рутины любой прогрессивный росток должен быть замечен и взлелеян. Особенно, если это касается здоровья людей.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *